Полярные ночи Сельдереича. Глава IV. Один за всех и все на одного!


Тяжело вздохнув и несколько раз кашлянув, Ванька Сивый сделал попытку встать с кровати. Попытка не удалась, его что-то держало. Ванька оглянулся и, увидев рядом с собой длинноногую девицу, вспомнил все. И коньяк и артистов и обезьян. В виске кольнуло. Вспомнилось количество выпитого и бурное веселье. Еще вдруг всплыло растерянное лицо Сельдереича в дверном проеме. Ванька начал складывать картинку вчерашнего вечера. Картинки были красочные и лицо Ваньки, с каждым новым кадром, приобретало все более одушевленные оттенки.

← Предыдущая глава III


- Хы, а Сельдереич-то, хитрый лис, трех себе заграбастал, - шепотом сказал Ванька и забеспокоился. Как там Сельдереич?

Девица перекинула одну из двух своих длиннющих ног через Ваньку и именно этим удерживала его в кровати.

- Эй, как там тебя… Вставай, утро уже, - Ванька был нежен с женским полом. Поэтому толкнул девицу не так сильно. Она открыла воспаленные глаза и, сфокусировав взгляд на Ваньке, сломленным голосом спросила:

- Сколько сейчас время?

- Утро ж, говорю, - Ванька наконец сбросил с себя нижнюю конечность девицы, - пойду, умоюсь.

- Ваня, а ты затейник. Такое вчера мне предлагал, я и не знала, что с Севера мужики такие выдумщики, - девица хихикнула и игриво натянула одеяло по самые глаза.

Правая щека Ваньки нервно дернулась. Он застыл в дверях ванной и, помедлив немного, оглянулся.

- А чего я такое предлагал? – мысли понеслись в голове Ивана. Попытка вспомнить все оказалась неудачной. Глаза Ваньки цеплялись за предметы в комнате, но никак не могли найти себе пристанище. Ему почему-то стало неудобно перед девицей.

- Ты мне еще стихи вчера читал, странные какие-то, - девица снова хихикнула из-под одеяла, - и женишься, так еще сказал.

Глаза нашли, наконец, опору в виде граненого стакана. Стакан подсказывал, что надо принять немного жидкости для улучшения самочувствия.

- Что за стихи я тебе читал, - Ванька двумя шагами пересек комнату и схватился за стакан как за соломинку.

- Ой, сейчас попробую вспомнить…. Ээээ… там что-то про вечную мерзлоту, про Север. Еще Шмелек какой-то в стихах. Это кто? Я так и не поняла вчера.

Ванька налил до самых краев воды из графина и залпом выпил. Вытерев тыльной стороной ладони губы, посмотрел на девицу. Ничего особенного в ней он не нашел. Хотя вчера она казалась ему королевой красоты.

Девица вопрошающе смотрела на Ваньку. Она ждала стихов. Ванька пытался вспомнить, что еще он вчера успел натворить.

- Аааа, - протянул Иван, - да, есть такой стих. А Шмелек, это экскаватор наш, на работе, - и снова пошел в сторону ванны.

- Ваня, ну расскажи еще разик. Пожалуйста, ты вчера прямо как Маяковский, так читал, так читал, - девица вскочила на кровати, голая, выставила в сторону правую руку и нахмурила брови, - та-та-та, та-та-та, - начала она изображать вчерашние Ванькины стихоплетства.

Ванька оторопел. Он снова забыл, зачем шел в ванную. Зато он вспомнил стих.

Мы на Севере с тобой

Ты герой и я герой

Мы копаем мерзлоту вечную

Не ведем мы жизнь беспечную

С нами Шмелек наш родной

Ты герой и я герой


- Да, да, этот стих, - девица радостно захлопала в ладоши.

- Тебя звать-то как? Забыл я, - Ванька прервал восторг.

- Зойка.

- Зойка, Сельдереич вчера один с подругами твоими остался. Они как, не обидят его?

- Неее, они девки хорошие. Людка из Питера, Валька из Мурома, а Настя из Тагила.

- Надо сходить, посмотреть, все ли в порядке.

Ванька целенаправленно пошел к дверям.

- Подожди, Ваня, я с тобой, - девица соскочила с кровати и начала натягивать на себя одежду – джинсы, вязаную кофту с вытянутыми рукавами и воротником, кроссовки с мехом.

Вместе они вышли из номера 14.

- Так я что там тебе вчера предлагал? – Ванька, смущаясь, спросил девицу.

- Мы с тобой вчера в бульдозер играли, я была вечной мерзлотой, а ты бульдозером, - начала рассказывать Зойка.

- Ясно! – прорычал в ответ Ванька, и начал стучать в дверь Сельдереича.

# # #

Несколько стуков в дверь не помогли, Сельдереич не отвечал. За дверью слышны были разговоры. Явно слышалось несколько женских голосов и один мужской. Сельдереич был не один.

Голоса за дверью то гулко нарастали, и казалось, что там происходит ссора, то становились едва слышимыми.

Ванька припал ухом к двери, он старался разобрать слова, но ничего не выходило. Вдруг у самой двери послышался шум и женский смех.

- Сейчас я за ними сходи, Сельдерюшечка, - рядом с Ванькиным ухом произнес голос. Ручка двери начала поворачиваться. Зойка, припавшая к двери рядом с Иваном, быстро рванула к номеру Ваньки. Ванька скачками догнал ее, и они вместе ввалились в номер, едва успев захлопнуть дверь за собой.

Почти сразу послышался стук в дверь.

- Войдите, - сказал Иван, стараясь принять непринужденную позу. Зойка начала нервно расчесывать волосы, как будто вообще не имела никакого отношения ни к номеру, ни к Ваньке.

- Привет, - растягивая слова, сказала еще одна вчерашняя девица. Это была Людка из Питера, - вы, что так долго спите. Мы ждем, когда вы выспитесь, наконец. Сельдерюшечка уже завтрак приготовил.

- А мы сейчас идем уже, - сказал Ванька и встал с кровати. Его раздражало, что девица называет уважаемого человека каким-то детским именем, но он промолчал.

Все трое вышли из номера и проследовали в соседний.

В номере царило оживление, Сельдереич колдовал над плиткой, девицы были у него на подхвате. Происхождение плитки в номере заинтересовало Ваньку, также как и всеобщий труд над завтраком. В сковороде что-то смачно потрескивало, и Сельдереич, ругаясь в бороду, хватал вилку и начинал перемешивать содержимое сковороды.

- А мы тут с Сельдерюшечкой жарим дичь, - улыбаясь, сказала Настя, светловолосая девушка и подала Сельдереичу бутылку с маслом.

- Вы ее откуда взяли? – Ваньку терзал вопрос, что тут вообще происходит.

- Ой, так мы с Сельдерюшечкой на охоту ходили, пока вы спали.

- То есть как на охоту?

- Да мы это, Ванька…. Тысяча ковшей, что за сковорода, все пригорает, - начал Сельдереич, - вы вчера спать ушли, а мы что делать должны? Мы посидели немного, выпили еще, в карты поиграли. Я девкам рассказывал про Север, про охоту, ну они и сказали, что хотят на охоту. Собрались, да сходили. Вот теперь голубей жарим. Ты, Ванька, голубей ел хоть раз?

Ванька молчал, ему никак не шло в голову, что Сельдереич остался один с тремя бабами и вместо того, чтобы… Он с ними на охоту сходил.

Видно было, что все три девки были расположены к Сельдереичу, они упорно помогали ему, и каждая старалась обратить на себя внимание. Что-то было не так. Тут явно на лицо был сговор.

Сельдереич достал из тумбочки вчерашнюю недопитую бутылку коньяка, подмигнул Ваньке и сказал:

- Давай Ванька выпьем что ли?

Все четыре девушки почему-то покраснели хором и томными глазами посмотрели на Сельдереича.

В голове Ваньки вдруг полетели картинки. Вчера он напился как последняя скотина, Зоя проводила его до номера, уложила в кровать. А дальше, а дальше, ни в какой бульдозер они не играли, он вспомнил, что почти сразу она ушла. И что в соседнем номере еще часа три слышались явно не рассказы про Север, что его постоянно будил зверский рык, какие-то сумасшедшие женский крики. Его обманули, жестоко и бессовестно.

Ванька окинул взглядом девок и Сельдереича, выпил залпом стакан коньяка и, хлопнув дверью, вышел в коридор.

- Ничего, вернется, пройдет обида, - сказал Сельдереич и похотливо посмотрел на присутствующих в номере дам.

06 ноя 2009 09:58 | автор: eva | просмотров: 30958 |



комментариев нет


добавить комментарий:

текст изображение видео








- Буквы вводятся без учета регистра





На правах рекламы:
КОМЕК МАШИНЕРИ

Прямой эфир:


RBK Money СтройТех