Китайские синдромы


На этой неделе меня поразило чрезвычайное разнообразие статей о Китае. То ли это бум, который вскоре преобразит внешность глобального экономического ландшафта, то ли это пузырь в ожидании иголки… Может быть, понемногу того и другого, и как все китайское - по крайней мере, как это выглядит с наших берегов – может вызвать недоумение. И еще мы рассмотрим вопрос ревальвации женьминьби.

Заголовок лондонской газеты Financial Times (жирный шрифт, 72 пункта): «Китайский бум обязательно закончится морем слез. Но это случится не раньше чем через 10 или 20 лет, и на этом пути будет потряхивать».


Стивен Роуч из Morgan Stanley писал на этой неделе, что Китай движется четко по графику в направлении замедления экономического роста. «Пять дней, которые я провел в Пекине, убедили меня в том, что до замедления китайской экономики рукой подать. Руководство Китая явно озабочено риском перегрева, и это беспокойство, скорее всего, воплотится в действиях, которые приведут к значительному замедлению роста китайского ВВП в течение 2004 г. Для мировых финансовых рынков и глобальных товарных рынков, которые ожидают продолжения китайского бума, вероятная мягкая посадка окажется настоящим сюрпризом. Для торговых партнеров Китая, которые рассчитывают на безграничную поддержку за счет динамики китайского спроса, это замедление может стать довольно грубым пробуждением».

Стив Шюггеруд, обозреватель The Daily Reckoning, рассказывает нам о «пао мо» («пузырь» по-китайски): «Китай в 2004 г. напоминает NASDAQ обазца 1999 г. Те, кто ждет, и те, кто покупает все китайское, ожидают астрономических доходов. Но они – как и большинство инвесторов – не имеют ни малейшего понятия о том, что они покупают… и, скорее всего, для них все закончится большим разочарованием».

Однако Энди Карпентер, аналитик The China Club, демонстрирует большие доходы по тем китайским акциям, которые он рекомендует своим читателям, и советует покупать больше. Кто же прав?

Китайские синдромы


Есть множество способов сплести из нынешнего китайского роста перспективы роста в будущем. Нет сомнения в том, что Китай является источником недавнего роста цен на всех товарных рынках. В прошлом году Китай потребил 40% мирового цемента, 7% мирового потребления сырой нефти (вытеснив Японию с позиции импортера нефти №1), 31% мирового угля, 30% железной руды, 27% сталелитейной продукции и 25% алюминия. Явственно ощущается давление на цены на металлолом, медь, олово и цинк. И это со стороны экономики, объем которой значительно меньше 10% мирового ВВП.

В начале этого месяца на мой стол попал отчет, в котором обозначены серьезные проблемы с доставкой грузов, вызванные нехваткой в Китае материалов для продолжения его роста. В порту Бейлун в окрестностях Шанхая, где расположен один из важнейших железнорудных терминалов Китая, кораблям приходится ждать почти месяц, чтобы встать под разгрузку. Ожидается, что Китай импортирует в этом году 180 млн. тонн железной руды, на 21% больше, чем в прошлом году. Руда нужна им для сталелитейной, строительной и автомобильной промышленности.

Однако длинные очереди кораблей создаются не только в Китае. В индийских портах корабли ждут до 30 дней, чтобы загрузить железную руду по пути в Китай. В отчете агентства Reuters эксперты в данной отрасли дают следующую оценку состояния мировой индустрии сухогрузного транспорта: порядка 25% мирового сухогрузного флота сейчас ожидает своей очереди в портах. Это дорогостоящее ожидание, так как аренда таких судов обходится в 100 тыс. долл. в сутки. Эти узкие места, связанные с отгрузкой, взвинчивают и без того высокие цены на товары, зерновые и соевые бобы. Согласно отчету от Cazenove, в прошлом году Китай стал причиной 70% мирового роста морских сухогрузных перевозок. Ставки аренды контейнеров выросли в прошлом году на 30%, и ожидается, что они вырастут еще на 10% в этом году. Индекс Baltic Dry, эталон стоимости фрахта для таких сухих грузов, как руды и зерно, в прошлом году подпрыгнул более чем на 170%.

Желаете построить несколько кораблей, чтобы снять напряженность? Вы получите их не раньше 2008 года, и не спрашивайте о фиксированной цене, потому что неизвестно, каковы будут цены на сталь и энергию…

Как бы быстро не наращивал Китай свою инфраструктуру, они еще не приблизились к перевалу. Мощность существующей железнодорожной сети составляет всего 60% от необходимой для транспортировки угля из портовых районов вглубь страны.

В прошлом году официальный рост китайской экономики составил 9,1%. Частные оценки ближе к 12%. Такой рост не может быть устойчивым, хотя бы по той причине, что инфраструктура не может угнаться за растущим спросом. При объеме ВВП в 4,4% от мирового, Китай обогнал Британию в конце 2003 года, а к концу 2004 или началу 2005 превзойдет Францию. Где-то в районе 2010 он обгонит Германию, а в период с 2015 по 2020 г., скорее всего, - Японию, и станет второй по величине мировой экономикой. При прочих равных условиях, чтобы стать мировой экономикой №1, Китай должен увеличивать свой ВВП на 3% в год быстрее, чем США, в течение 65 лет подряд. Сокращению этого периода, разумеется, может поспособствовать улучшение обменного курса национальной валюты по отношению к доллару. Этого улучшения, по мнению экспертов, стоит ожидать в ближайшие несколько десятилетий.

Вода, вода, кругом вода…


Вот как отзывается The Financial Times о нарастающей хронической нехватке воды, которая является жизненной силой экономики.

«Китай сталкивается с серьезной проблемой нехватки воды. Она становится одним из важнейших факторов, которые ограничивают экономическое развитие в этом году», - заявил Ванг Цзиронг, один из высокопоставленных чиновников Государственного управления по защите окружающей среды (SEPA)… Официальные источники утверждают, что нехватка воды сокращает промышленное производство на 28 млрд. долл. в год.»

[Примечание от Джона: грубый подсчет предполагает, что объем китайской экономики составляет примерно 2 трлн. долл., так что это означает, что проблемы с водой обходятся Китаю более чем в 1% потенциального роста – хорошенькая порция риса!.. Но вернемся к статье.]

«Водные зеркала понижаются. Реки почернели от сточных вод. Города постепенно оседают на уровень фундаментов, а кислотные дожди идут уже почти на 1/3 территории Китая. Хроническая деградация окружающей среды в Китае уже не новость. Однако официальная обеспокоенность растет соразмерно расходам, которые экономика несет по причине этой деградации, что вызывает неопределенность в ценах международного товарного рынка и планам политической реформы в Пекине.

Цзиронг заявил, что из-за чрезмерного использования грунтовых вод земля в таких городах, как Шанхай, Ханчжоу, Сюйчжоу и Уси, оседает под весом зданий. В Шанхае властям пришлось ограничить в некоторых районах строительство высотных и тяжелых зданий из-за оседания грунта.

Китаю не хватает от 30 до 40 млрд. куб. м воды в год, что эквивалентно емкости заполненного водохранилища «Три ущелья» на реке Янцзы глубиной 175 м. Эта нехватка сокращает объем промышленного производства на 230 млрд. женьминьби (28 млрд. долл.) в год, заявили официальные источники. В провинции Шаньдун, крупном сельскохозяйственном регионе, засуха в этом году обострила нехватку воды настолько, что Желтая Река, именуемая «Скорбью Китая» за разрушительные наводнения, которые она некогда вызывала, теперь почти каждый год высыхает, еще не достигнув моря.

Нехватка воды приводит к сокращению производства зерна и повышению цен на него. В этом году ожидается еще большее сокращение. Лестер Браун, директор Института Политики Земли (Вашингтон), предупреждает, что повышение цен на продовольствие может стать неотъемлемой частью экономического ландшафта, поскольку производство зерна в Китае с 1998 г. упало приблизительно на 70 млн. тонн – это равносильно всему объему производства зерна в Канаде».

В отношении потребностей Китая в товарах и зерне Stratfor.com сообщает, что Китай и Бразилия заключили торговый пакт, который поможет Китаю обеспечить источник сырья и зерна. Однако их аналитики также помогают нам проникнуть в тонкости китайского мышления. «Построение крепкого «стратегического партнерства» с Китаем – один из столпов международной политики президента Бразилии Луиса Игнасио «Лула» да Сильва. Пекин и Бразилиа, скорее всего, по-разному воспринимают геополитическую важность их зарождающегося партнерства. Бразилия воспринимает Пекин в качестве ключевого игрока в глобальной многополярной сети региональных сил, объединившихся против гегемонии США. Однако Китай видит свою роль в том, чтобы несколько потеснить Соединенные Штаты с позиции глобальной сверхдержавы, и Бразилия – всего лишь фигура на геополитической доске Китая. Китай рассматривает себя как нарождающуюся сверхдержаву, которая семимильными шагами движется к тому, чтобы когда-нибудь превзойти Соединенные Штаты, а отнюдь не в качестве лидера попираемых. Это означает, что Пекин намерен подстегнуть стратегические отношения с Бразилией и другими крупными экспортерами товаров, чтобы упрочить свои амбиции сверхдержавы, а это потребует огромных объемов импорта сельскохозяйственных и других основных товаров в ближайшие десятилетия».

Вот лишь некоторые из проблем, с которыми сталкивается руководство Китая. 60% ВВП по-прежнему сосредоточено в руках непродуктивных государственных компаний.

«Ван Хуайчень, вице-губернатор провинции Сычуань, заявил, что в этом году более 500 государственных предприятий в его провинции будут выставлены для приобретения или слияния. Шао Квеи из провинции Юннань сообщил, что в его провинции доля промышленности, находящейся в негосударственной собственности, составляет 30% и в 2005 г. вырастет до 50%». (Financial Times)

Этим компаниям потребуются крупные займы, чтобы подстегнуть их развитие, но слишком быстрый процесс закрытия неэффективных фирм может создать проблемы занятости.

Как указано выше, Китаю необходимо расширять инфраструктуру, чтобы справиться с ростом, который требует капитала и материалов. Все больше и больше провинциальных жителей перемещаются в города в поисках работы, но этот процесс может замедлиться по мере того, как новые железнодорожные линии вглубь страны позволяют компаниям создавать предприятия во внутренних районах Китая с более низким уровнем заработной платы.

Китайское правительство, начиная с высшего уровня, ясно дало понять о своих намерениях замедлить рост, который, если позволить ему сохранить нынешние темпы, вполне может закончиться крупным крахом. Если возникнет инфляция, китайское правительство будет вынуждено поднять ставки рефинансирования, что, скорее всего, повысит давление на рост женьминьби. Им необходимо беспокоиться о замедлении американского спроса, который является главной движущей силой глобальной экономики. Замедление обязательно нанесет ущерб внутреннему росту, поскольку у них пока нет достаточно крепкой базы внутреннего потребления.

«Ма Кай, председатель Национальной комиссии по развитию и реформам, обеспокоен тем, что Китай близок к той критической точке, когда узкие места в потреблении материалов станут сдерживать экономический рост. Ма Кай однозначно высказался о своем беспокойстве теми рисками, которые такая тенденция угрожает стабильности экономического роста Китая. По его словам, «если сохранится такой нелогичный характер экономического роста, будет трудно удерживать рост экономики на уровне 7%». Для Китая такое послание является наивысшей степенью откровенности». (Morgan Stanley)

Пао Мо


Давайте отвлечемся на время и посмотрим, что сказал мой друг Д-р Стив Шюггеруд о китайском фондовом рынке.

«Посмотрите, что происходило в предыдущих «Китаеманиях». У китайских нет солидной истории, на которую можно было бы опереться. Ближайший схожий пример – Гонконг. За последние 20 лет каждый раз, когда соотношение цены и доходности индекса Hang Seng (гонконгский аналог Dow Jones) достигало 20, гонконгские акции теряли от 1/3 до ½ своей стоимости. Так было в конце 1987 года, когда индекс упал с 4000 до 2000 – на 50%. Так было в январе 1994 г., когда индекс упал с 12000 до 8000 – на 33%. Так было в период бума дот-комов в 2000 г., когда рынок упал с 16000 до 9000 – почти на 50%.

Вы не поверите, но это уже случилось снова. В прошлом месяце соотношение цены и доходности фондового рынка в Гонконге превысило 20. Пора продавать. Китай в 2004 г. напоминает NASDAQ обазца 1999 г. Те, кто ждет, и те, кто покупает все китайское, ожидают астрономических доходов. Но они – как и большинство инвесторов – не имеют ни малейшего понятия о том, что они покупают… и, скорее всего, для них все закончится большим разочарованием. Возможно, вы потеряли деньги на крахе NASDAQ в 2000 г. Не обожгитесь второй раз».

В определенном смысле Стив прав. Но я не согласен с тем, что Китай напоминает NASDAQ 1999 г. Соотношение цены и доходности, равное 20, - это не цифра NASDAQ в 100 и более в его лучшие дни. При консервативном расчете эта цифра вполне может удвоиться или даже утроиться. Китай вполне может скорректироваться, как и любой рынок. Если китайское правительство действительно замедлит экономику, это окажет сдерживающее влияние и на их рынки, хотя бы ненадолго. Но запас бума в Китае еще очень велик. Конечно, может и «потряхивать», как отмечает The Financial Times, но в этой стране еще остается масса возможностей, особенно для тех, кто тщательно выполнит домашнее задание и выяснит стоимость создающихся компаний. Инвесторы, которые вслепую покупают любые акции, хоть как-то связанные с Китаем, скорее всего, станут грустнее, но мудрее, и в этом смысле Стив совершенно справедливо призывает к осторожности.

Эта страна смогла удвоить свой ВВП и могла бы удвоить его еще раз в ближайшие 20 лет. Япония определенно пережила свою полосу везения, хотя ее тоже потрясало. Со Стивом, если он согласится, я бы между делом поспорил о том, что вершину китайского «пузыря» нам еще предстоит увидеть, но для его развития потребуются десятилетия. Это вполне может быть самый живописный из всех «пузырей», поскольку они будут испытывать уверенность в том, что он подпитывается мощнейшим ростом, и эта уверенность будет питать эмоциональные рекомендации, благодаря которым инвесторы будут считать, что этому росту не будет конца, а в этом-то и кроется корень всех «пузырей». На этом пути будут рецессии и несколько кризисов, а также ряд серьезных коррекций. Почему Китай должен отличаться от любого другого рынка?

Как пишет Джеймс Кайндж (The Financial Times): «Когда-нибудь либо встречный ветер, либо чрезмерный внутренний успех вызовет спад или крушение звездной фазы роста Китая – как это было со всеми развивающимися экономиками мира. Когда этот день настанет, последствия будут живописными. Но на сегодняшний день мощности этого зарождающегося азиатского локомотива, похоже, достаточно, чтобы нестись вперед еще какое-то время».

К слову сказать, если китайскому правительству действительно удастся замедлить рост своей экономики, это окажет серьезное воздействие на его соседей, которые начинают испытывать зависимость своего роста от растущего китайского спроса. Но это совершенно отдельная история… Это лишь одна из причин принять близко к сердцу предупреждение Ричарда Рассела, который утверждает, что рынки всего мира, так же как и американский, близки к достижению своих вершин.

Куда направляется китайский женьминьби?


Меня часто спрашивают, когда, по моему мнению, китайское правительство позволит женьминьби отправиться в свободное плавание, и насколько после этого упадет доллар. Нет сомнения в том, что плавающий курс женьминьби даст толчок разнообразным изменениям экономических тенденций, но в зависимости от того, когда и как начнется это плавание, той катастрофы для доллара, которой все ожидают, может и не произойти. Сейчас действует множество различных сил, и не совсем очевидно, что драматический пересмотр курса доллара станет немедленным результатом. Давайте изучим ситуацию.

Во-первых, я не думаю, что китайское правительство допустит свободный курс женьминьби до тех пор, пока они не разберутся с проблемами своих банков, - а эти проблемы огромны. Задолженности четырех крупнейших банков составляют от 10 до 30% общего объема их займов. В США, больше чем 1% невозвратных кредитов в портфеле банка уже привлекли бы внимание. Плавающий курс валюты может дать толчок проблемам в банковском секторе, что приведет к продаже валюты, которая может и не вызвать понижение доллара. К тому же, хотя у Китая в прошлом году сложился значительный профицит торгового баланса с США, у них существует общий дефицит, поскольку они закупают огромные объемы сырья и потребительских товаров, в особенности из Азии. Правительство принимает меры по накачке этих банков капиталом, в очевидной попытке открыть некоторые из них для продажи иностранным структурам.

Далее, что произойдет с жителями Китая, когда им разрешат иметь иностранную валюту? Возможно ли, что они захотят диверсифицироваться? Немедленной реакцией на это может стать ПОДЪЕМ доллара и/или других иностранных валют по отношению к женьминьби.

Второе: по разным сообщениям, порядка 20 млн. человек ежегодно перебираются из сельской местности в города. Подумайте об этом. Только чтобы обеспечить их всех жильем, нужно строить по несколько Чикаго каждый год, с добавлением одного или двух Хьюстонов. Экономика должна обеспечить их работой, даже если правительство пытается закрыть, модернизировать или приватизировать старые и неэффективные государственные компании, которые являются источником большей части вышеупомянутых невозвратных кредитов.

Введем в это уравнение порядка 100 млн. рабочих, занятых на государственных предприятиях. Гэри Шиллинг сообщил мне, что около 30% этих рабочих просто заполняют пространство. Если эти предприятия приватизировать, куда пойдут эти рабочие? По моим грубым расчетам, последствия приватизации этих динозавров в текущем году будут эквивалентны подъему безработицы в США на 7-10%. Как вы думаете, может это вызвать некоторые волнения в старой доброй Америке? Устоит ли хоть один политик на следующих выборах?

Следует также отметить, что китайцы откладывают около 40% своего заработка. Они размещают эти средства в банках, которые, в свою очередь, одалживают их государственным предприятиям, которые несут убытки. Очень забавная модель с точки зрения капиталиста, но с учетом их условий ее можно понять. Вы помните площадь Тяньаньмынь? Китайское правительство помнит. Они делают все, что в их силах, чтобы вырасти из своих проблем. Темпы роста в 7-10% ежегодно означают, что их экономика удваивается каждые 7-10 лет. Такой рост создает массу новых рабочих мест и поглощает множество рабочих рук. Может ли он перегреть экономику и вызвать проблемы? Могут ли они продавать достаточно «продукции», чтобы иметь возможность покупать все те материалы, которые нужны им для сохранения темпов роста? Что произойдет, если в США, их торговом партнере №1, наступит рецессия?

Ситуация, очень сложная для китайского руководства. Раскачивать лодку, предпринимая рискованные ходы, - это не присуще их генетической структуре. Когда-нибудь они поплывут, поскольку они знают, что так надо. Но они сделают это медленно, в своем темпе.

Система центрального банка – это нечто новое для них. Истории о том, как центральные банки принимают незначительные решения, которые вызывают крупные проблемы, многочисленны. Мы можем вспомнить несколько примеров из американской истории. В беседе с Шиллингом сегодня он рассказал мне кое-что, о чем я не знал. Центральный Банк Китая не имеет возможности вести операции на открытом рынке, как ФРС США. Основной способ, которым они могут охладить экономику, - это увеличить требования по резервированию, как они и поступили в прошлом году. Однако Шиллинг полагает, что ФРС уже много лет назад отказалась от этого инструмента, как неэффективного.

В долгосрочной перспективе, я думаю, у доллара все еще есть проблемы, и мои давние читатели в курсе этой истории. Однако из этого не явствует, что доллар немедленно упадет по отношению к женьминьби, если сегодня женьминьби получит возможность свободного курса, а жители Китая смогут покупать доллары. Здесь слишком много неизвестных. Я могу представить себе ситуацию, в которой доллар вырастет по отношению к женьминьби и упадет по отношению к другим азиатским валютам. Что, если Китай впадет в рецессию? Может ли цена их продукции стать еще дешевле, как это обычно бывает в период рецессий? Попросить китайцев рискнуть сегодня рецессией и беспорядками ради решения наших политических проблем было очень близоруким решением.

Аргумент со стороны американских производителей заключается в том, что они хотят подъема женьминьби, чтобы более эффективно конкурировать. Они вполне могли бы еще сказать, хотя это было бы менее политично, что они хотят, чтобы американские потребители платили больше за импортную продукцию, тем самым создавая инфляцию и понижая американский уровень жизни. Призывы к китайцам о свободном курсе женьминьби – это один из тех случаев, которые могут оправдать старую поговорку: «Будь осторожен со своими желаниями, а то они могут сбыться».

И опять же, если Китай продолжит расти теми же темпами, скорее всего, они решат некоторые из своих проблем до той степени, при которой, когда они захотят отпустить свою валюту, она станет расти. Координация во времени решает все.



Сэр Джон Ф. Молдин, президент, Millennium Wave Advisors, LLC
17 май 2004 00:00 | автор: webmaster | просмотров: 6445 |



комментариев нет


добавить комментарий:

текст изображение видео








- Буквы вводятся без учета регистра





На правах рекламы:
Распродажа моторных масел PEMCO

Еще по теме:

Прямой эфир:


RBK Money СтройТех